Форматировать снова и снова, -
Лишь не выйдет объём раздвинуть.
И такое привычное слово
Упирается, выгнув спину,
Словно кошка, природной масти
На ковре, что не греет ноги.
И обыденные напасти
На разбитой житейской дороге,
Стайкой нового мира подростков,
Ожидают, когда же подвыпив,
Или вовсе, нажравшись в доску,
Своим видом тошноту вызвав,
Я пойду… Хорошо быть пьяным, -
Пусть разденут – по барабану!
Нагота ведь не сделает явными,
Не откроет души изъяны.
Форматировать снова и снова, -
Душу, жизнь и свою дорогу…
Но не стать после этого новым, -
Формы нет у тумана хмельного.
         «…На поляне,  меж вековых дерев,
         на золотых цепях, с неба спущенных,
         хрустальная, вся в алмазах, лампада
         качается, - голубым светом всю поляну
         заливает. И кем та лампада повешена,
         кем затеплена, - 
                      про то неведомо никому…»
Прояснеет, и снова нахмурится Неба просинь, над сенью ветвей… Лесом шла одинокая путница, - Посох, ладанка, плат до бровей. Знала, - где-то леса расступаются, И, как древний нам сказ говорит, С неба чудо-лампада спускается, Не земной - Свет Небесный горит ! Сердце каждое Свету раскроется, Надо только без страха дойти. В Божьей Правде душа успокоится, - Если все одолеешь в пути: Будет холодно, голодно, боязно… К старой ели, прижавшись спиной, Наша странница Господу молится, - «Боже, даруй всем свет и покой! Иисусе! Владыко всемилостивый, В час отчаянья, в горести час Надели нас духовныя силами И прости многогрешныя, нас…» Безотрадно, дороженькой долгою, К цели светлой идти суждено... Перекрестится тихо на облако, - С Божьим Ангелом схоже оно. Долго ль - коротко, тропкой укромною Вышла странница наша в село, - На пригорке, как птица огромная, Церковь в небо взметнула крыло, Средь лесов, в тишину нелюдимую Перезвонами Благовест влит Здесь Лампадою Неугасимою Православная ВЕРА горит... Божий Свет указует Спасение И слагают молитву уста, - Так РОССИИ встает Воскресение, Как Заря, что чудесно чиста !

Всем кагалом, когда переступим черту, -
Дрожь в коленках и тельце в холодном поту,
Ощутить, как младенец, покинувший чрево веков
Сущность мира, что станет уже не таков, 
В это утро вселенских обид и надежд.
С бодуна, сквозь просветы прилипчивых вежд,
Рассмотреть, разгоняя цветные круги,
Ощутить, как дрожание слабой руки,
То, каким же всё стало сегодня вокруг…
Спохватившись, - Как, в общем-то, всё это вдруг!?
Это правда, иль нет?
Это сон или бред?
Это будет, а может всё это - уже, 
В этот миг, в этот час 
На последнем, крутом вираже,
В одичалом своём, цифровом кураже,
Время попросту выбросит нас, -
Просто так, ни за что, и сольёт в унитаз…
Нет! – Январь, новый год, новый век, - новый сон…
То, что было, – прошло, и уже вспоминать не резон!
Новой тысячи лет наступает свободный разбег,
Утро, снова январь, тихо падает снег …
Когда так пусто в мыслях и в душе,
И ноту слов, чтоб бросить на бумагу,
Мне кажется, что жизнь свою уже
Я прожил. Пусть не сделал я ни шагу
В ту сторону, куда идут они
Меняясь, путаясь и просто забываясь –
В даль уходящие скупые наши дни.
И стены рушатся, от времени ломаясь.
Все может быть, а может и пройти
Тебя не тронув даже на мгновенье,
А я все сплю, приткнувшись на сиденье,
И еду в даль. И я давно в пути.
А за окном мелькают и уходят
Картинки с выставки, что бытием зовут,
А я не вижу, ведь я там, как тут.
Пусть еду здесь, а мысли где-то бродят.
В других местах пространства и мечты
Ты в пустоте, как в вакууме ты,
И заторможенность тобою руководит.
Ну а в окошко льется белый свет,
И видят люди спящую фигуру,
И не поймут они твой сонный бред,
Они не верят в эти сказки сдуру.
А снег летит, кружится за окном,
И ветер мимо, в далеко, уносит
Снежинки, от которых чуть темно,
Они все падают, хоть их никто не просит.
Но это так уже заведено.
Да, это было уже так давно…
А ты все едешь непойми-куда
И так же спишь, и за окно не смотришь.
Снег сыплет, занося уставшие года,
И мозг во сне нисколько не испортишь.
А мысли там давно по полочкам лежат,
И в этот склад с тобою мы не ходим,
Пусть рай они небесный или ад,
Успокоенья сладкого в них не находим.
Не беспокоя безучастья снов. В них
Я все стою и на вагон смотрю
Со стороны непредставимой дали
И еду в нем в места, где нет печали.
              Круг замкнут.
Я в пути и сплю.
Фатоморганы снов реальнее реали.
Мне лучше так, без дней, мечты и дум,
Мне хорошо, когда кругом так пусто.
Сном пустоту разбавлю, чтоб не густо 
Она лежала на сердце моем.
Она так тяжела
И сердце, задыхаясь, не в силах на себе ее держать,
Она его в себя тихонько вобрала
 Чтоб беззаботней было бы мне спать,
Не тяготясь, что сон смертельным должен стать
В один момент…
И мне не жалко Цент,
Который брошу, чтоб погода поменялась,
Чтоб снег прошел и солнце засиялось
И бросило лучи на монумент
Душе моей, 
Что в этом сне 
Скончалась.
Я ещё не упал,
                   но возможно
Ожиданье не будет столь долгим, -
Ведь вцепиться мне в горло 
                     не сложно
Тем,
       кто как оголтелые волки.
И мой визг, услыхав  из далёка,
Нервной дрожью 
           пробьёт чьё-то тело,
Но отпустит,
              покуда,
                      до срока:
Хата с краю -
                  обычное дело ...
feed-image My Blog