Как дождик бздлив, - унылое ссаньё,
В раздумьи над паскудностью природы
Нерасторопен я и молчалив, -
Я ожидаю. Так случатся роды
ужей, моржей, чижей, ежей,
И цапелей, что вечно пожирают
И чем бы мне не приходилось стать,
Сквозь дым и пепел проступает кровью,
Под маской обесточенной, - Начхать!
Стать человеком, обратясь любовью.
Как данво уже нечего делать мне здесь?
Сколько стоит всё то, что не так совершенно?
Или, просто, -  вконец обуявшая спесь
Заставляет меня поступать, как ей обыкновенно.
Чтож, в обычаяях значится сущность вещей
Так обрыдлая в этом своём постоянстве,
Как тарелка совдеповских суточных щей
Преподнесшеяся в ледяном окоянстве.
Дифицитом вопросов исчерпывающий ответ
Дав всем тем, кто всегда в постоянном прицеле,
Снивилировав, просто свести на всёвъемлющий нет
То, что искренностью обратится на деле.
Не в присутствии дело, а как бы суметь избежеть,
Пусть отрёкшись, но чувствуя холод спиною...
Аргументы заслушав, - делами уметь возражать,
Вперемешку с не очень умелой актёрской игрою.
Разговорного жанра приняв на себя амплуа
Нет победы другой, 
                 кроме СЛОВА победы над словом.
И заслышав из детской кроватки - Уа!
Постигать всё прошедшее в якобы качестве новом.
Неужели давно мне здесь нечего делать совсем?
Нарезая круги по спирали в обход совершенства,
Дифицитом вопросов заполнив отсутствие тем,
Без попыток достичь неземного, 
                             как счастье,
                                 блаженства.
                                Вот так,
               Загорится и уснёт звезда,
                                 Пустяк,
              Не оставив за собой следа,
                                Вот так…
                        «Русский Размер»

В банальщине не стоит упражняться,
Бывает день рожденья каждый год.
И стоит ли на время обижаться,
Таков закон, - незрим водоворот,
Несущий по спирали год за годом,
Без обещаний, пожеланий, но шприцом
Уколет, - вот виток, за новым поворотом,
Окажется вдруг замкнутым кольцом!
Что разорвать уже не хватит силы,
И завтра станет то же самое вчера,
В котором, пребывая до могилы,
Поймёшь умом, что кончилась игра.
Избави Боже от таких раскладов, -
Нам по спирали вверх, и незачем тужить!
Для этого ведь ничего не надо, -
Лишь только Вера, да желанье жить.
Живи, люби, и будь самой собою,
Не замыкая круг потоком суеты.
А чем Господь тебя за это удостоит,
Не сможем предсказать ни я, ни ты.
Как времени назвать пароль,
Чтоб отворилась эта дверца,
И вопли высохшего сердца
Не трансформировались в ноль?
Чтоб эта толща, расступаясь,
Мне обнажала новый мир,
В который, истинно раскаясь,
Войду, избегнув чёрных дыр.
Всё это было, пока это не было видом.
Всё это было, пока это было моим.
Пусть полудохлым, но всё же ещё не убитым,
Пусть бесполезным, но всё же таким дорогим.
Смерть наступает, когда происходит оценка –
Пули страшнее с продажною цифрой ярлык!
Это ужасно, и держишь руками коленки,
Чтоб не дрожали, пока ты ещё не привык.
Биться об лёд, уподобившись пойманной рыбе,
Биться об стену, собой представляя таран,
Или же просто, - бессильно повиснуть на дыбе
И издыхать от наделанных ценами ран.
А прочитав уложенье фабричного свода,
В голову взяв, но душою срыгнув в унитаз,
Честно сказать, при скопленьи простого народа,
Что – виноват, и что это, - в последний мол, раз.
feed-image My Blog