Алексею Филипову.


Прикосновением к кабацкому стиху, -
Прикосновенье к залихватскому запою.
Где звук - «Ещё налей!», витая на слуху,
Докажет, лишний раз, чего я стою.

Где каждый слог, как лезвие ножа...
Больной душе – лишь резаные раны,
Что повседневности затягивает ржа,
И не врачуют тщетные обманы.
	
Так гаснет, чуть затеплившись, свеча,
Над пьяными, разгульными столами, -
Так руки дровосека - палача
Глумятся над древесными стволами.

Для каждого - своя конечная черта.
И к ней бежим, так радостно и быстро,
Чтоб в сень сойти могильного креста
Иль погребального костра 
                     стать яркой искрой.

Чего уж! - видно, к звездам не летать, -
Вот дотянуть бы до седого срока.
Лишь откровением нечаянного рока,
Хмельным устам – молчания печать!